NaviBand в Киеве

Лидия Шоха

NaviBand: о Евровидении, белорусской музыке и любви к Украине

Участники молодой белорусской группы NaviBand рассказали о своей любви к Украине и о планах на будущее.

Перед своим первым концертом в Киеве учасники NaviBand, Ксения Жук и Артем Лукьяненко, дали эксклюзивное интервью Sunny7. NaviBand — молодая белорусская группа, которая стала широко известна благодаря участию в Евровидении 2017.

Сейчас музыканты активно гастролируют и знакомят украинцев со своей музыкой. О любви к Киеву, записи нового альбома, беларусской мове и многом другом, читай дальше.

— Ребята, вы сейчас приехали в Киев — как вас встречают люди, какие у вас ожидания от концерта?

Артем: Вот, суп вкусный.

Ксения: Причем Артем ест борщ.

А: Мы, на самом деле, Киев очень любим. Обожнюємо. Так правильно? Можно сказать, каждый месяц приезжаем. И все время нам открываются новые люди, места, какие-то ситуации – порой странные, дурацкие.

К: Кстати, вот когда мы сюда въезжали, то просмотрели паспорт перед тем, как отдать пограничнику. И у нас с февраля пропущен только один месяц – это июль. Все остальные месяцы мы были какое-то время в Украине.

А: Каждый раз Киев разный, но теплый, вне зависимости от того, когда мы приезжаем.

— И никогда не было никаких проблем, эксцессов?

А: Всегда что-то случается, но ничего серьезного не было. Все очень классно. Люди такие хорошие. А концерт у нас в Киеве первый, потому мы не знаем, как нас примут, придет ли вообще кто-нибудь.

— Придут. В принципе, вы стали узнаваемы после Евровидения. Думаю, люди, которые там были, фанаты, они стопроцентно знают, что вы прикольные ребята. Значит, нужно прийти.

А: Надеемся.

 - Кстати, когда вы приехали на Евровидение, то волновались? Какие были эмоции, переживания, что вы думали? Вы же были у нас и на Национальных отборах…

А: Было круто.

К: Это было первое наше телевизионное выступление в Украине.

А: Мы много с кем познакомились. С ведущими, Сергеем Притулой, Тимуром Мирошниченком, Джамалой, Андреем Данилком…

К: С Катей Осадчей, Светланой Тарабаровой — мы тоже с ней пересеклись, очень приятная интересная девушка.

— Чувствовалась ли конкуренция на Евровидение или все были доброжелательны, больше воспринимали это не как конкурс, а как-то иначе?

А: Мы сразу поставили себе задание, что не хотим в борьбе вырвать зубами победу — это же не война. Просто хотелось спеть песню на большой сцене, да еще и на нашем родном языке. Никто так до этого не пел. И себя хотели показать — вот таких, какие есть.

Понравилось ли общаться с другими участниками? Поддерживаете с кем-то связь?

К: Да!

А: Да, конечно. Переписываемся с Натаном из Австрии, (Натан Трент — Sunny7), с ребятами из Норвегии (JOWST и Александер Вальманн — Sunny7) — мы с ними жили в одном отеле, и до этого тусовались. Постоянно пили пиво в лобби. Они нас научили нескольким фразам на норвежском. А вот недавно мы играли в Минске корпоратив, как оказалось для норвежской компании. 200 подвыпивших норвежцев и мы.

К: Супер-маленькое знание норвежского языка нам очень пригодилось. Это было изюминкой вечера!

А: Фраза на норвежском «Скушайте овсянки» и еще там кое-что. Мы покорили их сердца. Они очень смеялись.

— Ну хотя бы не ругательство?

А: Нет.

К: У нас в Беларуси говорят «Будьмо!», а у них говорят «Скол!».

— Самое главное за застольем.

К: Это было очень классно, это было воспринято здорово. Все такие «Ско-о-ол!»

— А вы были вообще в Украине до событий на Майдане?

А: Были, конечно.

— И как? А почему, зачем? Нравилось ли вам?

А: Мы приезжали с группой тусоваться.

К: Мы любим Украину, бываем здесь уже много лет. Я, например, помню, как приезжала в Киев на первый кастинг Голос країни.

— Вы были на ВДНХ, где в павильоне проводятся съемки?

К: Нет, не на ВДНХ. Это был еще в самый-самый первый, который был в отеле «Козацький» на Майдане Независимости. Я помню это так смутно. Это было быстренько очень.

Я никуда не прошла — попала только в тысячу, там дальше испугалась очень сильно и переволновалась. И Меладзе сказал: «Ничего, ничего, все хорошо, все хорошо». И все, наверное. Это такое первое знакомство было. А потом мы еще много раз во Львов ездили, я в Одессе была.

А: Мне нравится приезжать в Украину.

— Подумываете поехать во Львов, в Одессу, в Харьков, например, с концертами?

А: Конечно. Мы хотим поехать по фестивалям, а потом уже посмотрим. Надеемся на следующее лето.

— Общаетесь ли вы после Евровидения с какими-то нашими певцами? С теми ребятами, с которыми познакомились.

А: С O.Torvald — Женей Галичем вот переписываемся, но все не можем увидеться.

К: Они сейчас вроде пишут альбом, очень заняты.

А: А у нас тут интервью.

— Видите ли вы изменения в людях и вообще в Киеве, в стране, после событий тринадцатого года? Изменились ли мы в какую-ту сторону? Кто-то говорит, что украинцы злые стали, другие утверждают, что у нас музыкальный прорыв какой-то.

А: А мы не знаем. У вас культура правит, это точно.

К: Последние десять лет у вас вообще движуха крутая. Сейчас понятно, что вы вообще-то чувствуете себя, как Британия когда-то — страной музыкальной.

А: Не знаю, связано ли это с произошедшими событиями. Просто это очень круто, что здесь есть уверенные в своем деле люди. Первоисточником их мысли не является зарабатывание денег. Они делают свое дело чтобы не опозориться.

Просто у нас есть ребята, которые по обычной схеме работают, и, в принципе, им хватает для жизни. А тут другая позиция — хочется сделать что-то крутое. Мы поняли это, познакомившись с режиссерами.

В последнее время мы поняли, что вдохновляем ребят. Молодежь в классах поет наши песни, учителя на конкурсы ставят. И это очень круто. Это просто наша миссия теперь, ведь на нас лежит ответственность. Это какое-то не просто приключение «Я буду делать то, что хочу».

— Положа руку на сердце, из белорусских певцов обычный украинский слушатель знает только Ляписа Трубецкого ака BRUTTO. И вот вы появляетесь такие молодые, новые, прикольные.

А: Серьезно, что ли?

— Для обычного украинца белорусы это такие «бульба-батька-БРУТТО». И тут вот вы о себе громко заявили на Евровидении. У вас есть ребята, которые, вдохновившись вашим примером, тоже начинают делать что-то новое, классное?

А: Наша группа много кого вдохновила. Просто мы больше как-то сами по себе в Беларуси. Разве что дружим с BRUTTO, репетируем у них и поняли, что это такая тусовка, семья, которая горит своим делом. В последнее время мы поняли, что вдохновляем ребят. Молодежь в классах поет наши песни, учителя на конкурсы ставят. И это очень круто. Это просто наша миссия теперь, ведь на нас лежит ответственность. Это какое-то не просто приключение «Я буду делать то, что хочу».

— Получается, вы как предвестники грядущей хорошей белорусской эстрады?

А: Мы не эстрада же. Вот придите к нам на концерт — увидите, какие мы.

— Об эстраде все-таки обобщенно. Кстати, о белорусском языке. Я знаю, что с ним у вас вообще дикая проблема. Мову учат только в школе, а общаются в основном на русском.

А: Сейчас с этим намного легче — стали делать бренды, рекламу. Особенно последней очень много. И людей, которые разговаривают на мове. 

К: И не только в сфере обслуживания, заправки тоже перешли на белорусскую мову. Мы недавно были в каком-то магазине, и кассир разговаривала на белорусском. Рядом с ней стояла ее подруга-соработница и разговаривала с ней на русском, разговор выходил белорусско-русский. Никаких проблем не было. Можно часто встретить такое. Мне кажется, это довольно прогрессивно. Хотя несколько лет назад был такой тренд как «мова на мове».

А: Многие сферы обслуживания тоже. Это сейчас модно, просто становится трендом.

К: Стали приглашать музыкантов. Мы были на нескольких встречах в разных городах. Наверное, шесть или десять объездили.

А: Большая часть нашего творчества — на беларуской мове. Наш основной заработок — это музыка. Играем в основном в Беларуси сейчас.

— Мы смотрели вашу дискографию, ваш первый альбом был чисто на русском.

 А: Пара песен была на белорусском.

— Второй был абсолютно весь на белорусском и третий был смешанный.

А: Сейчас у нас будет альбом полностью на мове.

К: Просто мы никогда не зацикливаемся, чтобы: «Так! Только на мове!». Просто так пишется, мы же не пишем по заказу.

Просто приходит какая-то мысль, идея, вдохновение, и все. Вот так сложилось, что какие-то песни нельзя составить на русском, а какие-то на белорусском. 

А: Природа. Поездки с путешествиями. Мы много ездим по всяким фестивалям, просто по странам. В какой-то момент мы со всеми ребятами приезжаем и просто тусуемся. И каждый раз дорога вдохновляет. Перелеты. Природа — один из главных источников. Просто для меня идеально уехать куда-нибудь и на поле полежать. Там вот тишина, птицы летают.

К: Гуляем. Вдохновляет движение в принципе.

— Особенно, когда живешь в большом городе.

К: Да-а! Просто даже когда пару дней на природе проведешь, ты приезжаешь обратно и тебе так душно, тесно. И мы мечтаем, чтобы у нас обязательно было какое-то место за городом, чтобы мы могли жить там, отдыхать, в город ездить на работу. В будущем, думаю, так и будет.

Читай также:

NaviBand в Киеве: финалисты Евровидения выступили с сольным концертом

Финалисты Евровидения 2017 от Беларуси презентовали магический клип

новости, интервью, Евровидение 2017, NAVIBAND, эксклюзив, Ксения Жук

Комментарии (0) Прокомментировать
    Комментариев нет, но ты можешь оставить первый комментарий :)
Последние рецепты Еще