Защитницы

 

 

 

Какой образ появляется в твоей голове, когда ты слышишь о женщинах-военных? Скорее всего, он ассоциируется или с внешностью солдата Джейн, или бесстрашием Гули Королевой, или непоколебимостью Маргарет Тэтчер. За последние несколько лет День защитника Украины приобрел совершенно другой окрас. Как правило, в этот праздник все внимание приковано к мужчинам. Но не стоит забывать, что отдавать дань лишь им — нельзя, нужно говорить и о женщинах, которые сознательно выбрали военное дело.

 

По данным Управления связей с общественностью Вооруженных Сил Украины и Генштаба, на военной службе по контракту состоит 23 771 женщин, из них: 2 916 лиц офицерского состава; 5 064 лица сержантского и старшинского состава; 15 261 лиц рядового состава. В высших военных учебных заведениях и подразделениях обучается 530 курсантов. Более того, 6 312 женщинам-военнослужащим ВС Украины предоставлен статус участника боевых действий, за участие в АТО 106 женщин отмечены государственными наградами, 3 из них — посмертно.

 

Редакция Sunny7 ко Дню защитника Украины решила исправить эту несправедливость и рассказать о реальной жизни женщин-военных: 5 героинь, 5 честных историй, 5 контрастных образов.

 

Сегодня, когда вопрос равенства во всех сферах становится все более актуальным и острым, важно не подавить порывы и поддержать тех, у кого есть смелость входить в «мужские» сферы, принося туда женский взгляд.

 

Мы сознательно ушли от политики, так как хотели показать сознательный выбор женщин, трудности, с которыми они сталкиваются во время службы, и как их осознанный выбор отразился на жизни, характере и судьбе. 

 

АЛЕКСАНДРА СИВЕЦ

солдат, 24 года

 

Даже в современных реалиях, можно все еще услышать фразу «не женское это дело». Твое решение связать себя с военной сферой — это была четко сформированная гражданская позиция, протест сложившимся стереотипам или феминистские взгляды?

 

Честно, мне всегда очень болела ситуация, сложившаяся в Украине. Я знала о проблеме, что идти в армию и защищать свою страну никто не хочет. Несколько лет назад я жила и училась в Испании на политолога, но как только вернулась в Украину, сразу занялась волонтерством, а в итоге приняла решение самой пойти служить. На том этапе у меня был период морального истощения, ужасно бесила эта безвыходная ситуация в стране, и я почувствовала, что мои знания, хоть они даже и не военные, могут быть полезны.

Для меня внутренним переломным этапом стало принятие присяги — я расплакалась в этот момент, потому что понимала — это не просто слова.

Должна также признаться, что в придачу во мне сыграл юношеский максимализм. Я верила, что моя активная позиция сможет изменить систему и даже если до меня было плохо, то с моим приходом все станет на порядок лучше. Для меня внутренним переломным этапом стало принятие присяги — я расплакалась в этот момент, потому что понимала — это не просто слова. Это жестко, когда ты клянешься в верности своему народу и осознаешь всю серьезность ситуации.

 

Ты приняла для себя решение и начала действовать, а как к нему отнеслись родители, ближайшие родственники и друзья?

 

Понятное дело, что многие люди меня отговаривали. Военные силы — это достаточно своеобразная структура и об армейском идиотизме тоже, думаю, всем хорошо известно. В моей семье никто ранее не был связан с военной сферой. Для родителей это был колоссальный шок: «Мы в тебя деньги вложили, а ты...». Но несмотря на то, что изначально они были против, в итоге — поддержали.

К слову, из-за того, что я была командирована из военкомата, ходили домыслы, мол, а не «офицерская ли я шалава?».

Интересно понять всю «кухню» изнутри, поэтому расскажи о реалиях военной службы с позиции девушки. К тебе было особое снисходительное отношение, наоборот более ужесточенные требования или к мужчинам и женщинам относились «на равных»?

 

Как уже упоминала, я политолог, но мне предложили пойти на связиста, и в принципе эта идея мне понравилась. Изначально меня взяли в военкомат, но позже отправили в командировку в боевую часть, где я пробыла три месяца. Побывав уже там, я могу утверждать, что предвзятого отношения к женщинам нет, но иногда все же встречаются «жопно-сортирные» шуточки в наш адрес. Несмотря на то, что для девушек пытаются создать максимально комфортную обстановку, стоит честно признаться в том, что у нас армия не пришла еще к тому, чтобы создавать условия для женщин.

 

Во-первых, ни для кого не секрет, что полковники и подполковники тянут в армию своих жен. А для девочек, которые действительно хотят быть, скажем так, «солдатами Джейн», — абсолютно не создано никаких условий: начиная от формы и заканчивая казармами.

 

Кстати, в боевой части все мужики очень горды собой, и девушки у них достаточно боевые, поэтому и условия там были для всех одинаковы. Я входила в состав подразделения полевого узла связи, и мне постоянно нужно было быть на улице при температуре минус 30, но я, впрочем, и не хотела сидеть в кабинете. Подумала, раз уж приехала сюда, то нужно получать максимальный опыт, и часто ходила с пацанами смотреть аппаратные, так как меня это все интересовало. К слову, из-за того, что я была командирована из военкомата, ходили домыслы, мол, а не «офицерская ли я шалава?».

В АТО я так и не попала, но лишь из-за проблем со здоровьем.

 

По твоим личным ощущениям, чувствуешь ли изменения в своем характере вследствие сделанного выбора?

 

Безусловно, армия влияет на характер. Во-первых, это полное переосмысление жизненных ценностей, а какие-то материальные вещи вовсе отходят на задний план. Во-вторых, самым главным в твоей жизни становятся семья и друзья, стараешься максимально больше проводить с ними время.

 

С другой стороны, девушка становится более устойчивой и крепкой. В тех условиях приходится часто отбиваться от стереотипного мышления, что раз ты девочка — не справишься. Хотя всем и так известно, что женщины себя очень хорошо показали еще во времена Второй мировой войны, когда те же медсестры практически на себе выносили с поля боя раненных мужчин. Да и самыми лучшими связистами и снайперами тоже были девушки.

 

Саша, ты говорила, что не попала в АТО по причине своего здоровья. Но если бы ты все-таки оказалась на передовой, испытывала бы ты реальное чувство страха перед возможностью оказаться в эпицентре боевых событий?

 

Да, безусловно, был бы страх и еще, наверное, паника. С другой стороны, многие ребята рассказывают, что ты привыкаешь ко всему. Но если быть честной до конца, то я должна признаться, что была готова ехать в АТО до того момента, пока в моей жизни не появился человек, которого полюбила всем сердцем и душой. Хоть я и ценю свою жизнь априори, но до встречи с ним, что ли какого-то особого смысла в жизни не было — я была готова лезть на «амбразуру», и испытывать себя.

Я навсегда запомнила фразу: «Никогда не забывай о том, что ты, прежде всего, женщина».

А оставил ли отпечаток на твое желание всегда оставаться женщиной выбор в пользу военной карьеры? Туфли, платья, косметика — отошли на второй план?

 

Начнем с того, что по возвращении из Испании мне в принципе хотелось одеваться по-европейски — удобно и комфортно. В добавок, мое волонтерство наложило отпечаток, так как оно не позволяло выбирать изящные наряды, потому что нужно было ездить в разные районы Киева и носить «тулмаки». Но если раньше, мне еще хотелось надеть какую-то юбочку или платье, то после службы все женское убилось. Я «забила» на маникюр, парикмахерскую — это все стало неважно.

 

Но на меня повлиял мой парень, к слову, он никак не связан с военной сферой. Сейчас хочется отойти от такого стиля в одежде, хотя кроссовки и джинсы пока что для меня — святое.

 

Мне, кстати, рассказывала женщина-майор, которая постоянно ездит в АТО (начальник медслужбы), что они жили в полуразрушенном жилье, у нее не было даже полотенца, но она всегда старалась хоть минимально ухаживать за собой и даже подкрашивать ресницы. Я навсегда запомнила ее фразу: «Никогда не забывай о том, что ты, прежде всего, женщина».

 

Саша, в будущем, когда ты станешь мамой и если у тебя родится дочь, ты бы хотела, чтобы она имела отношение к военной сфере?

 

Независимо от того, будет у меня девочка или мальчик, если мои дети захотят пойти в военную сферу, безусловно, я их поддержу — так, как меня поддержала моя семья. Благодаря армии у меня появилась дисциплина, я стала более спокойной, и если раньше я не осознавала последствий своих действий, то сейчас я понимаю: каждое мое решение ведет к конкретному результату. Конечно, я расскажу им все страхи и ужасы, а они уже пускай сами решают. Если захотят — вперед, не захотят — не надо. Но если это будет сын и, если на тот момент еще будет срочная служба, он 100% пойдет служить.

 

ЕЛЕНА МОСИЙЧУК

младший сержант, 27 лет 

 

Даже в современных реалиях, можно все еще услышать фразу «не женское это дело». Твое решение связать себя с военной сферой — это была четко сформированная гражданская позиция, протест сложившимся стереотипам или феминистские взгляды?

 

До службы я работала моделью и была мамой. Моделинг мне был интересен лишь с финансовой точки зрения. Позже в эстонском военном институте я получила образование парамедика (специалист с медобразованием, работающий в службе скорой помощи, аварийно-спасательных и военных подразделениях и обладающий навыками оказания экстренной медицинской помощи на догоспитальном этапе — Sunny7). Когда я увидела, как служится женщинам в этой стране, то возвращалась в Украину с большими амбициями и боевым настроем.

 

Сама я родом из Днепра. Во времена событий Майдана (2013-2014) мы с единомышленниками начали перевозить в столицу медицинскую помощь и разные необходимые вещи. Позже, собрались компанией из 60 человек и отправились в АТО. Это условный для меня старт — первые боевые, первые раненные, первые погибшие. Именно тогда я осознала, что мое волонтерство и временная вовлеченность — окончена, и я здесь остаюсь. Даже несмотря на то, что у командира полка, Андрея Билецкого (основатель и экс-командир полка «Азов» — Sunny7), было жесткое табу на женщин в подразделении, мне удалось его переубедить. Неважно кем — волонтером или в любом другом статусе — я знала, что не уеду.

Это та территория, где находилась моя семья, поэтому первая задача для меня была — стоять до конца, чтобы в мой дом не пришли.

Ты приняла для себя решение и начала действовать, а как к этому отнеслись родители, друзья, а главное сын?

 

У меня вся семья военная, и я с детства хотела служить. Но на то время, даже речи о том, чтобы женщина пошла в армию, не было. Днепр считается прифронтовой зоной. Это та территория, где находилась моя семья, поэтому первая задача для меня была — стоять до конца, чтобы в мой дом не пришли.

 

Сын с первых дней знал, где его мама и чем она занимается. Моя же мама с большим пониманием отнеслась к моему выбору; она осознала, что спасая одного человека, я как бы спасаю целую нацию.

Поделюсь личным наблюдением: женщина-командир жестче.

Интересно понять всю «кухню» изнутри, поэтому расскажи о реалиях военной службы с позиции девушки. К тебе было особое снисходительное отношение, наоборот, более ужесточенные требования или к мужчинам и женщинам относились «на равных»?

 

Если честно, то все зависит от того, кто в твоем подразделении командир. Мне повезло — у меня была отличная команда и военачальник. Мне дали отдельную комнату и был даже душ. Также стоит отметить, что сейчас женщинам в армии уже легче, чем, скажем, в 2014 году, когда нас официально не допускали в основные ряды. Тогда отсутствовало все: прокладки, тампоны, искупаться было негде, и влажные салфетки считались за счастье. Касательно средств личной гигиены, то в свое время мы ими спасали пацанов, когда не было чем остановить кровотечение.

 

А вот найти обувь и форму своего размера — это проблема до сих пор.

 

Кстати, за время моей службы я встречала и женщин-командиров. Конечно, их единицы, но все же они есть. Я пересекалась с Марусей Зверобой, но лично в боевых действиях участия с ней не принимала. А вот последним моим командиром на Светлодарской дуге была Юлия Паевская. Это единственная женщина-командир, с которой я служила в зоне АТО.

 

Поделюсь личным наблюдением: женщина-командир жестче. Они просто более ответственно подходят к своей работе. Среди мужчин есть какое-то панибратство, а женщины такого не допускают.

 

По твоим личным ощущениям, чувствуешь ли изменения в своем характере вследствие сделанного выбора?

 

Честно, да. Я стала более скупой на эмоции и где-то даже бессердечной. Не ощущаю больше чувства жалости, но это не из-за того, что мне пришлось видеть кровь и смерть. Причина больше в системе, так как видя устои эстонской армии я кайфовала, в Украине это совершенно другие реалии. Армия воспитывает и закаляет характер, особенно, если ты попадаешь сразу на войну.

 

Вернувшись домой, я нашла способ реализации и одновременно реабилитации себя. Я осознала, что помимо борьбы на Востоке есть другая война — за права детей. Вместе со своими друзьями, а также фондом Healthy Childhood Without Borders, мы организовали юридическую и практическую помощь подрастающему поколению. Поэтому сейчас у меня своя война — за светлое будущее малышей.

Если человек говорит, что ему не страшно на войне — он лжец.

Лена, ты одна из немногих наших героинь, кто принимал участие в боевых событиях. Испытывала ли реальное чувство страха перед возможностью оказаться в эпицентре боевых действий?

 

Да, страх есть всегда. Если человек говорит, что ему не страшно на войне — он лжец. Поймите, страх — это инстинкт самосохранения, который заставляет организм реагировать и думать быстрее, ведь так у тебя больше шансов выжить. Особенно ты испытываешь чувство страха от потери, когда твое подразделение становится для тебя семьей, и ты привязываешься к людям. Терять их очень больно.

 

А оставил ли отпечаток на твое желание всегда оставаться женщиной выбор в пользу военной карьеры? Туфли, платья, косметика — отошли на второй план?

 

В первый день, когда я вернулась домой, то сразу в ход пошли и туфли, и платья, но сделав шаг на своих привычных шпильках — я упала. За четыре года ты отвыкаешь от такой одежды и обуви. Кстати, с меня смеялась мама, что я настолько некомфортно себя чувствую в своих же 19-сантиметровых каблуках.

 

Сейчас, если и надеваю платье, то выбираю под него кроссовки, благо нынче это модно, хотя иногда все же хочется и вспомнить, что такое шпильки. 60% моего тела забито татуировками, и среди них нет ни одной случайной. Они мои обереги.

Украинская армия пока еще не готова воспитывать женщин-военных. 

У тебя есть сын. Хотела бы, чтобы он пошел по твоим стопам? Если ты в будущем станешь еще и мамой дочери, с радостью поддержишь ее решение пойти в военную сферу?

 

Мой сын уже постоянно говорит о том, что будет с мамы брать пример и станет военным. Армия — это воспитание мужчин. Она дает понимание дисциплины и учит уважению. Современные подростки не уважают даже старших, не то чтобы друг друга. Поэтому, сын, конечно, пойдет в армию. А если не захочет — все равно пойдет.

 

Дочь, безусловно, я бы поддержала, но не в нашей стране, а, например, отправила бы ее в Эстонию, где служила я. Украинская армия пока еще не готова воспитывать женщин-военных.

 

ОКСАНА БЕСЕДА

старший солдат, 30 років

 

Дуже часто, навіть в сучасних реаліях, можна все ще почути фразу «не жіноча це справа». Твоє рішення пов'язати себе з військовою сферою — це була чітко сформована громадянська позиція, протест стереотипам чи феміністські погляди?

 

Скорiше, це було виважене рішення. В країні були такі часи, коли ми мали щось робити. Весь цей стрес накопичувався в голові, віддаленої участі в подіях було недостатньо, а волонтер з мене ніякий, бо я інтроверт. Відчула «шило в одному місці», яке підказало, що треба йти і діяти, що я і зробила. Отак, від безпеки харчових продуктів до безпеки країни — влітку 2014 року я відправилась до підготовчого табору.

 

А взагалі, я вважаю, що було б корисно, якби строкова служба була для жінок обов’язковою. Бо в останні роки все сильніше чутно якісь крики про фемінізм, приниження та недооцінку жіночої статі. Між тим, скільки в армії дівчат? Нас було четверо на батальйон. Якщо хтось хоче рівноправ’я, він повинен мати не лише рівні права, але й обов’язки також.

 

Ти прийняла для себе рішення і почала діяти, а як до цього поставилися батьки, найближчі родичі та друзі?

 

Не дуже радісно відреагували, але я сказала не одразу. Є така організація — Українська національна самооборона, я до них примкнула під час одного з вишколів і, власне, вони збирали добровольчий батальйон. Для тих, хто хотів поїхати на війну, працював підготовчий табір під Вінницею, який пізніше легалізували Збройні сили. Спочатку батьки знали, що я їздила на вишкіл, пізніше сказала, що я за медика в підготовчому таборі, а потім вже запросила їх на присягу до військової частини. Стосунки з хлопцем закінчились задовго до цього часу, тому мене нічого не стримувало.

Треба робити свою роботу, а не грати в дівчинку серед хлопчиків.

Цікаво зрозуміти всю «кухню» зсередини, тому розкажи про реалії військової служби з позиції дівчини. До тебе було особливе поблажливе ставлення, навпаки, більш посилені вимоги або до чоловіків і жінок ставилися «на рівних»?

 

Взагалі, я вважаю, що до жінок в армії не має бути якогось особливого ставлення. Це власний вибір і треба робити свою роботу, а не грати в дівчинку серед хлопчиків.

 

У цілому ж, все залежить від самого бажання дівчини. Якщо хочеш, то до тебе може бути і особливе ставлення, і бути надана окрема кімната, але ми всі хотіли війни, а не преференцій. Тому жили разом з хлопцями в бараках, потім в бліндажах, окремих кімнат ніколи не вимагали, хоча нам інколи намагались їх нав’язати.

 

Звісно, у дівчат є жіночі цикли, які відображаються на фізичному та емоційному стані. Але, якщо це не заважає у звичайному житті, чому має заважати там? Зараз ціла купа сучасних засобів гігієни, які дозволяють абсолютно не звертати уваги на цикли, і вести нормальне повноцінне життя. Не треба жінок відрізняти від всіх інших людей.

 

До речі, у нас було четверо дівчат на батальйон з 400-600 чоловіків. Зважаючи на те, що хлопців була категорична більшість, між нами не було жодної конкуренції, і їх відношення до нас скоріше можна порівняти зі ставленням до сестер.

Я стала жорсткішою і рідше йду на компроміси.

Чи відчуваєш ти зміни у своєму характері внаслідок зробленого вибору?

 

Загалом, так. Я стала жорсткішою і рідше йду на компроміси. Напевно, стала менше дівчинкою. Можна навіть сказати, що мій характер погіршився. Інколи я реагую на якісь зовнішні подразники різкіше, ніж треба; там, де раніше, можливо, я б і не звернула уваги – зараз не можу пройти повз і дратуюсь. Але, кажуть, що це звичайний армійський «відхідняк» і мене вже майже відпустило.

Коли біля тебе падає снаряд, звісно, ти боїшся, але постійно боятися не будеш.

Оксано, ти брала участь у бойових діях. Чи було реальне відчуття страху перед можливістю опинитися в епіцентрі бойових дій?

 

В зоні бойових дій під Маріуполем (2014-2015) ми жили постійно. Попали і в активну, і в пасивну фази, потім знову в активну. Страх, він ситуативний. Коли біля тебе падає снаряд, звісно, ти боїшся, але постійно боятися не будеш. Я переконалась, що людина звикає до всього. Так, приблизно через два тижні після першого обстрілу це перестало сприйматись, як щось екстраординарне.

 

А наклав відбиток на твоє бажання завжди залишатися жінкою вибір на користь військової кар'єри? Туфлі, сукні, косметика — відійшли на другий план?

 

Я б сказала навпаки: вони прийшли. До цього я майже «нє-нє-нє», але десь через рік після демобілізації я придбала кілька пар туфель на нормальних шпиляках, навіть кілька платтячок у мене з’явилось. Навпаки, мені чомусь захотілося поповнити свій гардероб суто жіночим вбранням, але я не пов’язувала б це напряму з армією — може просто час пройшов, може мені просто набрид той одяг, який я носила до цього.

 

Оксано, в майбутньому, коли ти станеш мамою і якщо у тебе народиться донька, ти б хотіла, щоб вона мала відношення до військової сфери?

 

Зараз я у відносинах, але мети вийти заміж у мене немає. Якщо ж в майбутньому в мене буде донька, то вважаю, що вона повинна йти за своїм вибором. Але, якби вона вирішила пов’язати своє життя зі зброєю, я б нічого не мала проти, бо це нормальні речі. І, взагалі, непотрібно розділяти, дівчинка чи хлопчик — людина повинна робити те, до чого у неї серце лежить.    

 

МАРИНА ЧУБАРЕНКО

солдат, 35 лет

 

Даже в современных реалиях, можно все еще услышать фразу «не женское это дело». Твое решение связать себя с военной сферой — это была четко сформированная гражданская позиция, протест сложившимся стереотипам или феминистские взгляды?

 

Честно говоря, изначально это была папина идея. Он хотел сына, который обязательно бы служил в армии, но так как родилась я, девочка, поэтому и служить пришлось мне. В возрасте 18 лет (2001 год), когда началась моя служба, я не особо понимала всю систему, но в результате своим выбором осталась довольна. За это время я успела не только стать частью армии, но и даже поработать в Лукьяновском СИЗО.

Мне больно за всех ребят, которым пришлось узнать, что такое война, за их родителей и близких, и за всю нацию в целом.

Когда я принимала для себя решение связать свою деятельность с военной сферой, над Украиной тогда еще было мирное небо, но в результате и на мне отразились все события, которые сейчас происходят в нашей стране. И даже если они не зацепили меня физически, то затронули эмоционально, потому что я ощущаю себя патриотом своего государства. Мне больно за всех ребят, которым пришлось узнать, что такое война, за их родителей и близких, и за всю нацию в целом.

 

Марина, ты уже сказала, что твой отец был определенно «за», чтобы ты служила, а как на это отреагировала тогда мама и друзья?

 

Да, я не скрываю тот факт, что именно отец хотел и, скажем так, привел меня в военную сферу, но я не жалею. Сегодня, папы уже нет с нами, но я искренне благодарна ему за то, что он помог мне с таким важным выбором в жизни. Если бы не он, то я не знаю, кем бы сейчас работала, имея высшее образование лингвиста. Моя же мама абсолютно не была против, чтобы я служила.

 

Я встречала очень много мужчин, которые занимают руководящие должности, и они говорят лишь одно: «Вы все равны».

 

Интересно понять всю «кухню» изнутри, поэтому расскажи о реалиях военной службы с позиции девушки. К тебе было особое снисходительное отношение, наоборот более ужесточенные требования или к мужчинам и женщинам относились «на равных»?

 

Что касается отношения к женщинам в украинской армии, то оно абсолютно адекватное. Я встречала очень много мужчин, которые занимают руководящие должности, и они говорят лишь одно: «Вы все равны». Если ты даже попадешь в военную часть, где идет подготовка к АТО, то там идентичная ситуация. Ты не столкнешься с тем, что если ты женщина и у тебя намокли ножки, то ты можешь смело идти и отдыхать; соответственно, никто и не будет относиться к тебе жестче и спрашивать с тебя больше, чем того требует устав.

 

Я лично ощущаю, что мы движемся в правильном направлении и постепенно служба в украинской армии выходит на более высокий качественный уровень. Например, когда ты приезжаешь на ту же учебку, там обязательно будет и мужская, и женская казармы, зарплату для армейцев повысили, активно растет интерес к службе и среди женской аудитории.

 

Сейчас уже все настолько благоустроено, по сравнению с тем же 2001 годом, что можно смело утверждать — для женщин нынче стараются создавать более комфортные условия. Даже, например, у нас в военкомате обстановка позволяет в случае необходимости перейти на круглосуточный режим работы; есть абсолютно все, вплоть до раскладушек.

 

Марина, ты та девушка, которая не только служила в армии, но и работала в СИЗО. По твоим личным ощущениям, чувствуешь ли ты изменения в своем характере в следствии твоего профессионального опыта?

 

Нужно понимать, что я работала в двух совершенно разных структурах, и если говорить о каком-то отпечатке на характере, то он произошел уж точно не после моей армейской службы. В СИЗО особый контингент женщин, они очень жестоки. За время моей работы я видела разные картины, которые навсегда останутся в моей памяти и о которых не хочется лишний раз вспоминать.

 

Именно в этот период я сильно начала меняться, могу сравнить свое состояние лишь с полной деградацией личности. Моя работа сказывалась на бытовых мелочах, на элементарном общении с детьми, и тогда мой муж принял правильное решение, что я должна покинуть эту структуру. Я вернулась к военной сфере. Сейчас работы у меня много, но она интересная, связана со взаимодействием с людьми и главное — спокойная.

 

На сегодняшний день уже есть приказ, который во время призыва офицеров запаса обязует и женщин, и мужчин привлекать к армейской службе на равных условиях. Испытываешь ли ты реальное чувство страха перед возможностью оказаться в эпицентре боевых действий?

 

Прежде всего, меня не взяли в АТО лишь по той причине, что я мать двоих детей. С другой стороны, мы все военнообязанные и принимали присягу на верность украинскому народу. Как я уже говорила, за годы моей службы я поняла, что, действительно, и женщины, и мужчины в украинской армии — равны, поэтому если призовут, пойдем выполнять свой долг без лишних разговоров.

 

А оставил ли отпечаток на твое желание всегда оставаться женщиной выбор в пользу военной карьеры? Туфли, платья, косметика — отошли на второй план?

 

Именно так. Честно, я каблуки практически не ношу. Если мне необходимо обуть туфли и надеть платье, то это только для любимого мужчины, когда мы идем в ресторан или по поводу каких-то событий и праздников. На работе я себя чувствую, как «рыба в воде», возможно поэтому мне настолько комфортно быть в форме. Даже, если выбирать между повседневной и военной одеждой — я отдам предпочтение форме.

Самое главное, чтобы это был осознанный выбор, и каждая из моих девочек шла за своим призванием.

Марина, ты мама двоих девочек. В будущем, когда они вырастут, ты бы хотела, чтобы они имели отношение к военной сфере?

 

Моей старшей дочери уже 12 лет, младшей сейчас 8. Старшая занимается теннисом, и я всегда хотела, чтобы она двигалась по спортивной лестнице. Но буквально недавно она подошла ко мне с вопросом: «Мама, а если я пойду по твоим стопам?». Честно, я буду поддерживать и гордиться ее решением, как это делал мой папа. Самое главное, чтобы это был осознанный выбор и каждая из моих девочек шла за своим призванием.

 

ТАТЬЯНА ТЕПЛОВА

старший солдат, 41 год

 

Даже в современных реалиях, можно все еще услышать фразу «не женское это дело». Ваше решение связать себя с военной сферой — это была четко сформированная гражданская позиция, протест сложившимся стереотипам или феминистские взгляды?

Мой дедушка был военным летчиком, отец и брат — тоже военные. Сама же я связана с этой сферой более 20 лет. Ранее была сотрудником Вооруженных Сил Украины и занимала пост бухгалтера. Два года назад приняла присягу и стала военной. Для меня это было осознанное, взвешенное решение. Если быть честной до конца, то помимо идеологических факторов влияли и финансовые. Если пару лет назад контрактнику платили 2200 грн, то сегодня — это 7200, а учитывая, что жить в последние годы стало дороже, то зарплата тоже имеет большое влияние на жизнь. 

 

Татьяна, вы уже сказали, что ваш выбор в пользу военной карьеры был сделан два года назад. Это уже достаточно осознанный возраст. Но все же, поддержали ли вас ваши близкие, семья?

 

Так как действительно я делала этот выбор в осознанном возрасте, то в основном принимала это решение самостоятельно и особо ни с кем не советовалась. Но благо и родные, и семья меня поддержали. Никто не отговаривал изменить свои взгляды и убеждения.

Если ты покажешь, что тебе можно доверять, поручать важные дела, то никто не будет обращать внимание на то женщина ты или нет.

Интересно понять всю «кухню» изнутри, поэтому расскажите о реалиях военной службы с позиции женщины. К вам было особое снисходительное отношение, наоборот более ужесточенные требования или к мужчинам и женщинам относились «на равных»?

 

Я лично не сталкивалась с предвзятым отношением к женщинам в военной сфере. Все зависит от того, как ты себя проявишь. Если ты покажешь, что тебе можно доверять, поручать важные дела, то никто не будет обращать внимания на то женщина ты или нет. Кстати, многие девушки, которые служат говорят: «Я не женщина, я военнослужащая». В некоторых случаях, ты, конечно, пользуешься своим положением слабого пола, но иногда оно и мешает, когда, к примеру, тебя не воспринимают всерьез. В плане построения, сдавания ФИЗО к женщинам относятся более благосклонно.

 

В нашей части служит более 700 человек и, естественно, большинство из них мужчин. Муж, кстати, у меня тоже военный. Прежде всего, по личным наблюдениям, хотелось бы разбавить мужскую аудиторию женскими лицами, потому что у нас свой взгляд на многие вещи. К слову, сегодня в армии стало намного больше девушек, чем раньше. Порой, мне кажется, что женщина на руководящей должности была бы эффективнее, чем мужчина, так как мы более ответственны, усидчивее и менее агрессивны.

 

Татьяна, как вы чувствуете изменился ли ваш характер в следствии выбора в пользу военной карьеры? Возможно, на вас повлияло мужское военное воспитание?

 

Все мы знаем, что «кто был в армии — в цирке не смеется». На моем же характере служба отразилась лишь немного. По натуре я человек очень мягкий, но в силу рода деятельности и постоянной коммуникации с мужчинами, волей-неволей, научишься разговаривать по-другому. 

Мы все написали рапорты, что в случае необходимости готовы защищать свою Родину.

На сегодняшний день уже есть приказ, который во время призыва офицеров запаса обязует и женщин, и мужчин привлекать к армейской службе на равных условиях. Испытываете ли вы реальное чувство страха перед возможностью оказаться в эпицентре боевых действий?

 

Мы все написали рапорты, что в случае необходимости готовы защищать свою Родину. И я не стала исключением. Наверное, пока ты не окажешься в эпицентре событий, то и реального страха не поймешь. Наши девочки, которые ездили в АТО говорят, что готовы вернуться на передовую в любой момент, поэтому у меня сейчас страха, как такового, нет.

 

А оставил ли отпечаток на ваше желание всегда оставаться женщиной выбор в пользу военной карьеры? Туфли, платья, косметика — отошли на второй план?

 

Лично для меня — нет, так как я не могу выйти на улицу не накрашенной. Но мне это передалось, наверное, от мамы. Она даже мусор без макияжа не пойдет выносить. Я прихожу домой, переодеваюсь в гражданское и мне все равно хочется оставаться красивой. Я люблю надевать и платья, и каблуки, но есть женщины, которым это действительно не надо.

Я не слышала и не встречала, чтобы женщин допустили до основного командования или  дали бы чин генерала.

Татьяна, вы мама уже взрослой дочки. Если она захочет пойти по вашим стопам, вы с радостью поддержите ее решение?

 

Я не против, так как это не самый плохой вариант. Но сейчас она уже знает, что хочет связать свою жизнь с английским языком.

 

Сегодня три основные сферы в которых может реализоваться военная женщина — это юриспруденция, финансы и психология. Именно в этих отраслях они способны расти по карьерной лестнице и дослужиться, например, до подполковников. Многие женщины выбирают летную сферу. Но, я не слышала и не встречала, чтобы женщин допустили до основного командования или дали бы чин генерала.

 

Как это было:

 

 

Над проектом работали:

Стиль: Анна Ярошенко

Интервью: Анна Ярошенко Анна Иваненко

Вижуалы: Ксения Игнатюк

Makeup&Hair: Анна Карпеева

Фото и PostProduction: Екатерина Синельниченко

Верстка: Валерий Журба

Видео: Дмитрий Степанов

Общая идея и реализация: команда Sunny7

 

Редакция благодарит наших партнеров за помощь в съемках:

#LOVE — бренд женской одежды, который вдохновляет. Созданный в Украине, рожденный в любви и из любви, #LOVE каждый день вдохновляет девушек вне возраста и вне времени быть лучшей версией себя.

 

Анастасия Иванова – ведущий украинский дизайнер, постоянный участник Ukrainian Fashion Week. Бренд Nai Lu-na by Anastasia Ivanova был создан в 2008 году. Не ограничиваясь рамками континента, Анастасия Иванова стала заметным участником Недели моды в Нью-Йорке и уже три раза представляла свои коллекции в рамках NFW.